На главную страницу сайта

   Проевропейский язык на Балканах и в Средиземноморье

© 2017, А.Б. Коренная  

Цель настоящей работы - попытаться объяснить проявление в памятниках архаичной письменности Балкан и Средиземноморья бытовой основы протоиндоевропейского языка, сохранившейся на Русской равнине. Показана возможность объяснения путем переоценки роли последнего оледенения северо-запада Восточно-Европейской равнины и опоры на предположение о разделении в послеледниковье индоевропейцев на две ветви, различающиеся географически (лесная-лесостепная и степная зоны), генетически и хозяйственно. Реконструирована история русского народа и славянства. Наиболее активная часть первой ветви, в период с послеледниковья до достижения второй ветвью Западной Европы, реализовала южный вектор миграций с запада Восточно-Европейской равнины, осваивая производящее хозяйствование с земледельческим уклоном и распространяя основы протоевропейского языка в Малой Азии и Средиземноморье .

Ключевые слова: протоевропейский язык, памятники письменности, история индоевропейцев, славянства, русского народа, миграции.

Роль славянских языков и, в частности, русского в становлении индоевропейских языков утверждали и утверждают многие ученые: М.Ломоносов, Е.Классен, Т. Воланский, Б.Грозный, А.Мейе, В.Пропп, В.Чудинов и др. В последнее время привлекают внимание многочисленные переводы древнейших буквенных памятников письменности Г.Г.Котовой [см., например,1-3]. Этим автором на протяжении более 10 лет осуществлено около 300 переводов почти всех имеющихся в наличии архаичных письменных текстов: от текстов Лепенского Вира и Винчи (7-4 тыс.до н.э.) до этрусских, малоазийских, финикийских, карийских и других текстов Средиземноморья 2-1 тыс. до н.э. Автор показывает, что все они написаны буквенной, консонантно-вокалической письменностью. Переводы осуществляются с использованием диалектов русского языка, в том числе северных: архангельских, вологодских, олонецких, пермских, запечатленных в начале 19 в. В.Далем. В корректности переводов убеждает применение в древней письменности собственно диалектной лексики, с её присущими славянскому, в частности, русскому языку чертами, проявлением поклонения Велесу, характерных обычаев, особенностей начальных земледелия и скотоводства, соответствием тематики предназначению памятников. Перед нами - панорама жизни: вера, ритуалы, хозяйство, быт (например, бани по-черному), вкусы, рецепты, рекомендации для разных ситуаций. Наиболее ранним образцом буквенного письма, расшифрованного с помощью диалектного русского языка, является надпись на камне из Лепенского Вира (7 тыс. до н.э.).  Эти работы открывают целую эпоху в жизни потомков протоевропейцев, тысячелетиями бытующих на Балканах и побережьях Средиземноморья.

1.Значение Ледникового периода в истории индоевропейской расы и протоевропейского языка

Весомость лингвистического материала, тщательная проработка материалов на основе схожих алфавитов, используемых тысячелетиями на обширном пространстве, требует своего исторического обоснования. Попытаемся представить его, привлекая обобщение научных данных последних лет, частично изложенное автором ранее [4,5]. В этих работах делается вывод, что становление индоевропейской расы происходило на протяжении тысячелетий на обширном равнинном пространстве северо-запада Евразии с первоначальным центром на Русской равнине в ходе разнонаправленных миграций и взаимодействий с населением прилегающих территорий. Процесс формирования ведущей расы не мог не быть обусловлен особыми природными условиями этого пространства [4]. Все более осознается важность в этом отношении Валдайского оледенения, в частности, периода Молого-Шекснинского (Вюрмского) межледниковья (50-24 тыс.л.н.), и последнего этапа (Осташковское оледенение - 24-15 тыс. л. н.), роль которого полностью переоценивается рядом российских и западных ученых в настоящее время. Буквально в последних работах генетики (на основе, в том числе, результатов детального исследования древнейших останков человека из Костенок - Воронежская обл.) приходят к заключению: 37 - 14 тыс. л. н. (период, включающий Осташковское оледенение) в Европе (в том числе на Восточно-Европейской равнине) уже существовала «единая популяция-основатель всех европейцев», которая в отличие от предшественников внесла вклад в современный генофонд…» [6].

На широких просторах приледниковых равнин Восточной Европы люди жили в своих поселениях порядка 10 тысячелетий. Как писал докт. ист. наук, многолетний руководитель Костенковско-Боршевской экспедиции М.В. Аникович: Именно «здесь нашла свое наиболее полное выражение целесообразная форма приспособления палеолитического человека к экстремальным условиям обитания» [7]. Дело в том, что климат приледниковой зоны отличался необычной сухостью и малоснежными зимами. Природные зоны представляли собой степи, где сформировалась не имеющая в настоящее время аналогов мамонтовая фауна, что ввиду возможностей охоты способствовало концентрации массы племен охотников-собирателей. Археологи отмечают в этот период запустение просторов Центральной и Западной Европы, население которых частично сосредоточилось на юге, как и упадок культур, например, местами на Ближнем Востоке. «Для охотников верхнего палеолита эта экосистема могла быть краем изобилия» и оказалась «местом ученичества…», - отмечает известный американский исследователь, генетик и пропагандист Сп. Уэллс в своей книге «Генетическая одиссея» [8]. Суровые условия этого периода благоприятствовали становлению человека «в социальном, физическом, психическом и ментальном плане. Культура Восточной Европы той эпохи стала одним из высших достижений человечества в период «верхнего палеолита» [7]. Естественно предположить, что в период существования мега-фауны на Восточно-Европейской равнине сконцентрировались генетически различные популяции. Это, возможно, носители гаплогруппп R1, I, как и предковой ветви гаплогруппы N. Предполагают также, что за десятитысячелетний период жизни в приледниковье должен был начаться распад ностратической общности и становление на равнине, в частности, протоевропейской языковой семьи. Можно полагать, что, центр её формирования - это основной ареал распространения останков мамонтов на западе равнины от Варшавы и почти до Москвы, доходящий на юге до широт Киева и Воронежа [9, рис.9.1.2] .

2.Разнонаправленные миграции и распространение протоязыка в послеледниковье

Период таяния ледника – время массовых миграций охотничьих племен во всех возможных направлениях, что обусловило широкое распространение наработанных основ протоевропейского языка. Значительная часть охотничьих племен следует на север вслед за сохраняющейся мега-фауной. Постепенно, по возрождении лесов, здесь формируется, как полагают генетики, сохранившийся до наших дней пласт палеоевропейского генофонда[10,11- гл.6.4]. Кроме того, приводимые авторами [9] карты демонстрируют распространение в этот период материальной культуры на территорию Западной Сибири. Многие племена устремляются с Восточно-Европейской равнины на привычные просторы Средней Азии, юго-востока Европы, как и на степные в ту пору равнинные пространства Центральной Европы. Первые из них, по-видимому, в относительно близком времени оказываются в изоляции вследствие затопления прилежащих низменностей из-за трансгрессии Черного, Каспийского и Аральского морей при подъеме уровня мирового океана и потопах (один из которых соотносится с 11-ым тысячелетием до н. э.). Исследователи видят в этом возможную причину разъединения возникших в период оледенения генетических ветвей индоевропейской гаплогруппы R1.

Как известно, лингвист, ленинградец Н.Д.Андреев обосновал существование в конце Ледникового периода - послеледниковье общего для населения от Рейна до Урала бореального (евразийского) языка, включающего протоевропейскую, протоуральскую и протоалтайскую ветви. Центром общности носителей протоевропейского языка автор полагал Свидерскую культуру, расположенную от Закарпатья до Балтики – как раз в западной части основного ареала остатков мамонтов. Археологи В.А.Сафронов и Н.А.Николаева в книге «Карпатско-Полесская прародина евразийцев. Обособление западных евразийцев (ранних праиндоевропейцев) и их миграция в Анатолию (10-9 тыс. до н.э)» обосновывают, что нестабильность климата в послеледниковую эпоху (в частности, резкое похолодание около 11-10 тыс. до н.э.), подъем уровня океана, потопы, стимулировали миграции ранних праиндоевропейцев в южном направлении вплоть до Крыма, Анатолии и Восточного Средиземноморья [12]. «С того момента, как свидерцы перешли Дарданеллы, - пишут авторы, - начинается малоазийский древнейший этап собственно праиндоевропейской истории». В 8-ом тысячелетии свидерцы уже достигают Иерихона в восточном Средиземноморье, контактируя здесь с первыми в мире земледельцами. В «Ведах славян» [13] отражена легенда о достижении протославянами Северной Африки. Кроме того, известна легенда о путешествии в дальний Египет в период потопа славянского бога-пращура Сварога, которое имело своей целью просвещение местных племен относительно наработанных на севере моральных правил общинности и хозяйствования.

Затопления естественно способствовали возникновению поселений в долинах гор и на плоскогорьях. Уже в 7-ом тысячелетии до н. э. на Балканах имеет место самобытная культура Лепенского Вира, в 6-4-ом тысячелетиях до н.э. известна культура Винча, в которой Р.Пешичем зафиксирована присущая именно индоевропейской культуре буквенная письменность с использованием знаков, укоренившихся впоследствии в алфавитах Европы [14]. Заметим, что в настоящее время все чаще в работах по истории говорится о предшествующей железному веку длительной эпохе жизни праславян в Центральной Европе – в ареале открытом как западным, так и восточным влияниям.

Южное направление распространения населения с Восточно-Европейской равнины оказывается наиболее перспективном в отношении дальнейшего развития ввиду контактов с выходящим из ледниковых рефугиумов населением и постепенным переходом на производящий тип хозяйствования. Освоение начатков земледелия, домашнего скотоводства (наряду с охотой, рыболовством и собирательством) было естественным способом выживания на южных территориях, в отличие от северных обновляющихся лесных пространств.

Высокая подвижность населения и южный вектор миграций сохраняется и в последующие тысячелетия мезолита. В результате, в силу малой плотности послепотопного населения, потомки финально-палеолитических охотников-обитателей ареала останков мамонтов запада Русской равнины, активное, обретшее навыки сплочения и общинного выживания протоевропейское население, на протяжении времени, по совокупной длительности близкого к продолжительности собственно ледникового периода, почти беспрепятственно обосновываются на обширных территориях, включающих Прикарпатье, Балканы, часть Малой Азии, побережье и некоторые острова Восточного Средиземноморья, распространяя язык Центральной и Восточной Европы, устанавливая различного рода связи с местным населением. Напомним, что значительное время миграции в Малую Азию и на Ближний Восток были возможны сухопутным путем. Протоевропейский характер языка, освоение начальных этапов земледелия и придомного скотоводства, оседлый образ жизни позволяет называть это население протославянскими.

Остановимся на факте возникновения на Балканах именно буквенной-алфавитной письменности и первоначально именно на камне. По сути, это проявление отработанных мезолитических навыков обработки камня. Буквенное письмо было востребовано и возникло вследствие его информационной экономности. Обнаруженная Г.Г.Котовой напевность некоторых древнейших текстов (интенсивное использование гласных) обусловлено, видимо, сложившимся характером протоевропейского языка. На камне выбивались самые простые знаки. (Впоследствии часто фиксировались, в основном, согласные). Для уменьшения трудоемкости широко использовались лигатуры.

Местом активных контактов северного и южного населения помимо Балкан, западной Украины и районов Триполья становятся долины Малой Азии (вспоминаем индоевропейский характер хеттского языка), Восточного Средиземноморья, острова Эгейского моря, Египет, а впоследствии и район Карфагена, где также проявлена протоевропейская буквенная письменность.

Южные миграции спустя века имели и обратный вектор – об этом, например, Веды славян, где описывается их путешествие из Африки на Дунай. На возвращение освоивших производящее хозяйствование племен протославян (конечно, частичном) со временем на прародину (богатую по их памяти плодородными землями) указывали авторы [12]. Этот вектор передвижений был особо выражен в переломную для Европы эпоху начала неолита. Широкое распространение производящего хозяйствования облегчалось древним языковым и частично генетическим сходством местного и прибывающего населения. Можно представить, в какой мере это способствовало внедрению земледельческих основ на территории всей Европы! (Напомним, что вопрос о демографической или культурной основе распространения земледелия в Европе интенсивно обсуждается генетиками в самые последние месяцы. Генетики склоняются к сочетанию обоих вариантов, что вполне обосновано с позиции русских археологов).

3. Другие направления миграций. Миграции активных степных племен с востока в конце неолита-бронзовом веке.

Таким образом, послеледниковье, потопы и климатические перепады, видимо, стимулировали разделение племен индоевропейцев (носителей гаплогруппы R1) на две генетические ветви (R1а и R1б), избравшие преимущественно разные векторы миграции. В отношении формирования протославянства существенно, что основной индоевропейской культурой выделенного Н.Д.Андреевым бореального этапа развития языка послеледникового сообщества, как сказано выше, полагают именно Свидерскую культуру между Карпатами и Балтикой. Археологически установлено, что со временем эта и производные от неё культуры распространяется не только на юг, но и на восток, где формируются леса. В лесной зоне оказывается и часть южных племен Придонья, устремившихся при отступлении ледника на север вслед за мамонтовой фауной. Лесная зона обеспечивает сохранение основ протоевропейского языка, а юг - перспективу распространения его в Средиземноморье и развитие производящего хозяйствования земледельческого склада.

Известно, что географические особенности восточной части равнинного евразийского пространства (степи и лесостепи юга Западной Сибири, южного Урала, Средней Азии и юга-востока Восточной Европы) исторически формировали преимущественно пастушеско-скотоводческие племена, тогда как западные лесостепные территории способствовали сочетанию придомного, либо отгонного скотоводства с земледелием, включающим огородничество и садоводство. Полукочевые скотоводческие племена протоевропейцев, оказавшиеся на востоке в степной полосе Евразии (носители, в основном, гаплогруппы R1б), тысячелетиями мигрируют в западном направлении (Западная Сибирь, Средняя Азия, Поволожье, Северное Причерноморье, Ближний Восток, Закавказье, Малая Азия, Средиземноморье), массово прибывая в Европу в конце неолита – бронзу (4-2 тыс. до н.э.). Исходный протоевропейский язык в этом случае с одной стороны оказывается значительно обогащенным новой лексикой за счет обретенного в скитаниях опыта, а с другой, естественно, искаженным в разной, но существенной, мере за счет контактов с многочисленными южными народностями. Ввиду привлекательности приатлантического климата для производительного хозяйствования и под натиском активных индоевропейских племен с востока западный вектор миграций одновременно становится характерным для многих анатолийских популяций.

Последовательно племена, обретшие наибольший социальный опыт и жизненную активность (пассионарность) - греки, римляне, англо-саксы - становятся ведущими на европейском пространстве, подчиняя коренное население и устанавливая цивилизационные порядки. Со временем культура и традиции меняются, языки мертвеют. Однако существование на территории Европы сохраняющего основы языка палеогенофонда женского населения, как и постоянный приток восточного протославянского населения - носителя раннего праиндоевропейского языка и культуры (гаплогруппа R1а), обеспечивают лингвистическую преемственность на протяжении длительного времени. (Cвязь проявления женских генофондов с лингвистическими закономерностями подчеркивается автором [11, гл.3.3]). Наилучшим образом основа протоевропейского языка сохраняется, естественно, в районах наиболее удаленных от активных степных миграционных трактов. Это русский язык и, в особенности, запечатленные В.Далем древние диалекты русского северного палеоевропейского генофонда и лесной части центра Русской равнины.

4. История русского народа

В этой связи следует особо остановиться на истории русского народа. Формирование в послеледниковье обширной лесной зоны на Восточно-Европейской равнине способствует, как упоминалось, становлению восточного вектора миграций Свидерской культуры и единой культурной общности от Рейна до верховий Волги, а, в плане лингвистики в дальнейшем, на протяжении мезолита, по-видимому, смягчению произношения жителей лесной зоны и появлению сатем-изоглоссы, в отличие от жителей степей, сохраняющих кентум-изоглоссу [см., например,15].

В мезолитический период - время формирования раннего праиндоевропейского языка - основной культурой лесной зоны равнины является расположенная в широтном направлении от Архангельска до Воронежа (с центром на р. Москва*) Бутовская культура. Антропологи указывают на сохранение в мезолите на Восточно-Европейской равнине северного европеоидного антропологического типа[17, гл.15], тогда как недавние археологические исследования [18,19] подтверждают сходство Бутовской культуры и соседних северо-западных культур. По данным антропологии миграции угро-финнов из-за Урала имеют место в начале неолита, будучи обусловлены отступлением сибирских

хвойных лесов на запад [20]. Таким образом, значительный пласт праиндоевропейцев закладывается в период мезолита на территории, сформировавшейся в послеледниковье

*Любопытно, что автор [16] полагает происхождение названия «Москва» от балтийского «моск» - лес, и обобщающего суффикса «ва» (братва, листва), из чего следует, что «москва» означает «лесовики». Это согласуется с существованием в лесной зоне балто-славянской языковой общности. Основываясь на словаре английского языка автор также справедливо утверждает, что контакты англо-саксов и проторусских племен осуществлялись вне этой зоны.

лесной зоны равнины, что по времени совпадает с общепринятым периодом становления раннего праиндоевропейского языка. В энеолите в связи с распространением производящего хозяйствования и распадом единой иидоевропейской языковой общности наблюдается рост числа поселений в южной части равнины.

Заметим, что население, оказавшееся в южной части центрального ареала останков мамонтов [9, рис.9.1.2], со временем оказывается в рядах племен, переходящих к оседлому образу жизни благодаря возможностям земледелия и скотоводства (в сочетании с собирательством, охотой и рыболовством) при наличии плодородных послеледниковых лессовых почв и более мягкого и - в центре Европы, чем на востоке,- климата. В силу отстраненности от оживленных степных путей здесь тысячелетиями сохраняется ядро протославянства [17, гл.1].

Полагают, что в период окончания мезолита - начала неолита (около 5 тыс. лет до н.э.) в индо-европейском праязыке происходит становление двух диалектных общностей: а) германско-балтско-славянско-индоиранско-армяно-греческой и б) хеттско-тохарско-италийско-кельтско-фригийской. Можно предположить, что первое имеет место преимущественно среди жителей лесной и лесостепной зон - носителей сатем-изоглоссы, а второе, в большей мере, среди населения степной зоны - обладателей кентум-изоглоссы.

Как убеждает нас С.В. Жарникова [21], материалы Махабхараты, характер северных орнаментов, топонимика и гидронимика Поочья отражают присутствие на этих территориях протоариев (Этот вывод подтверждаются работами по ДНК-генеалогии А.А.Клесова [22]). Постепенно арии, как и, видимо, протоармяне, мигрируют все далее на юг, на юго-запад продвигаются протогреки, балты и протогерманцы - на запад. Оставшееся в центре равнины население – это проторусские племена. Русское население предпочло сохранить верность лесному пространству. Таким образом, русский народ – потомки древнейшего пласта индоевропейской ветви, изначально (с периода послеледниковья) укорененного на пространстве центральной части лесной зоны Восточно-Европейской равнины [5, 23]. У нас лесные сказки, где герои – лесные звери и птицы, верования, связанные с представлениями о лесных и водных существах: леших, русалках, водяных. По мнению ведущего советского антрополога В.В. Бунака, высказанному еще в 1965г., как и других антропологов, а также акад.Т.И. Алексеевой [17,гл.15], для русского населения основной зоны его обитания характерно наличие определенного антропологического типа, связанного с древнейшим населением Восточной Европы. Генетические исследования демонстрирует широтную зависимость маркеров классической и молекулярной генетики, а также ряда других признаков русского населения [9, гл.10.1], что обусловлено, прежде всего, историей его формирования, в частности, контактами южного населения с мигрирующими по степям племенами и изолированностью от подобных контактов, сохраняющего генетический палеоевропейский пласт, северного населения.

Можно предположить, что начало выделения собственно русского языкового пласта населения (контактирующего на западе с прабалтами, а на востоке с угро-финнами) соотносится с датой потери языкового единства в пределах сатемной ветви. (Напомним, что распад балто-славянской языковой группы соотносится лингвистами с 4-ым тысячелетием до н.э.). Верность праматеринским пространствам с самого начала формирования индоевропейской ветви обусловила сохранение древних бытовых корней языка расы.

Начиная с неолита и в последующие периоды миграционная активность индоевропейских племен резко возрастает в силу изобретения колеса, возможности использования тягловой силы крупного рогатого скота, приручения и впоследствии оседлания лошади, развития мореплавания. В этих процессах активно участвуют и центрально-европейские праславянские племена, проникающие на Север Греции и Италии, как проникают из Восточной Европы в тот же исторический период на юг вплоть до Индии, Аравии и Мальдивов и на восток, до границ Китая, арийские племена [22].

Объединение в историческое время трех категорий населения: отступившей на укромные территории части славянства, обретшей самопонимание в хаосе миграций в центральной Европе, прарусских северных народностей и основного населения центра русской равнины - привело к рождению русского народа [5]. Привнесение славянами на восток обретенного на западе опыта, способствовало возникновению русской государственности в центре равнины, и воспрепятствовало распаду языка на диалекты.

5. Особенности русского и других славянских языков.

Славянские племена в течение тысячелетий и веков вели оседлый образ жизни на благоприятной для земледелия лесостепной части материнской территории, сохраняя языки и культуру. Для славян было характерно мирное отношение с соседями и стремление к объединению лишь при наличии внешней угрозы. В Европе многочисленное праславянство было неярким фоном проявления мигрирующих племен и народностей, объединения и агрессивные подвиги которых оказались в первую очередь отражены официальной историей, как историей войн. Изложенная история русского народа и славян обосновывает мнения известных лингвистов о характере славянских языков и германских языков.  «Славянский язык,- считал, как известно, А.Мейе, - это «индоевропейский язык архаического типасловарь и грамматика которого не испытали потрясений в отличие, например, от греческого, латинского, кельтских и германских языков», тогда как английский, датский языки с трудом можно назвать индоевропейскими.

Сказанное выше об истории индоевропейцев, славян и русского народа, в частности, дает возможность понять причины и объяснить высокой миграционной способностью северных протоевропейцев распространенность арийских формантов, в частности, форманта «ра»* и обожествления Солнца, как на севере, так и далеко на юге. Может быть, следствием подобных контактов и было укоренение в доисторическом Египте представлений о солнечном божестве Ра?! Культ Солнца обязан был проявиться на севере, где в пасмурную погоду лучики Солнца естественно вызывают оживление всей природы и радость в сердце труженика-человека. Что же говорить о Крайнем Севере, где появление Солнца на горизонте после месяцев отсутствия всегда было долгожданным событием? Недаром лунные календари изначально больше используются в южных странах. Согласно переводам Г.Г.Котовой, поклонение протославян солнечному богу Ра (как и Велесу - в хтонической его ипостаси - проводника в мир иной) имело место, в частности, на севере Греции, у дорийцев.

Хотелось также обратить внимание на то, что русский и другие славянские языки глубинно отражают характер историю становления как языка, так и сознания человека, его мировосприятия. Недаром «слово» означает нечто первоначально словленное (вспоминаем также различие в санскрите понятий – «шрути» – слышанное и «смрити» -передаваемое). В философии, как известно, различаются три вида познания: интуитивное

знание; познание, возможное для человека, живущего в гармонии с самим собой и с природой: в таком состоянии человек открыт космическим источникам информации и

* В русском языке этот формант, означающий, как известно, имя египетского Бога Солнца «Ра» и древнее название Волги, включенный в названия громадного числа топонимов и гидронимов Сибири, Поволожья, содержится в большом количестве широко употребляемых слов, несомненно, очень древнего происхождения. Примеры: радуга (солнечная дуга), радость (данное солнцем), отрада, утро (от ра), рано (Ра – нет), завтра, вечера (сход Ра), заря (за Ра), правый (по-Ра-вый), Правь, правда, направить, правитель, раз, разум, отразить, рать, орало и т.д..

может, в принципе, получить любое знание в пределах своего восприятия; наконец, научное, логическое, интеллектуальное познание. Большое количество терминов связано с общинным образом жизни русского народа и славян: счастие (соучастие в общем деле), сочувствие, сотрудничество, но изверг – исторгнутый из сообщества, общины. Интересно, что известная поговорка «С глаз долой – из сердца вон» в английском звучит: «С глаз долой – вон из ума». Понятие «совесть в западных языках обычно не имеет отдельного наименования, а адекватно понятию – «сознание», тогда как слово «совесть» более точно передает источник подсказываемого человеку действия: общая весть извне, свыше, знаемая всеми. Все это необходимо ценить, особенно ввиду активно текущей в настоящее время латинизации языков и алфавитов.

Выводы

В целом расшифровка на основе единой методики памятников письменности древних Балканских культур, мертвых языков Малой Азии и Средиземноморья 6-1-го тысячелетий до н.э. становится понятной лишь при допущении раннего существования, по крайней мере, на части этих пространств исходного протоевропейского языка и его дальнейшего распространения. На фоне известной истории индоевропейской расы и всего человечества временем становления единого протоевропейского языка мог быть только период концентрации массы племен первобытных охотников в условиях мега-фауны Ледникового периода на величайшей равнине севера - Восточно-Европейской. Послеледниковье, потопы и климатические перепады, видимо, стимулировали разделение племен индоевропейцев (носителей гаплогруппы R1) на две генетические ветви (R1а и R1б), избравшие преимущественно разные (но отчасти, возможно, и общие) векторы миграции.

Основу первой ветви (пассивного, женского характера) составили жители лесной полосы равнины, сохранившие бытовую основу древнего языка в силу удаленности от наиболее интенсивных миграционных трактов. Вторая, активная ветвь, мужского характера, формировалась тысячелетиями протоевропейским населением степной полосы, постепенно мигрировавшим в западном направлении. Исходный протоевропейский язык в последнем варианте с одной стороны оказывается значительно обогащенным новой лексикой за счет обретенного в скитаниях опыта, а с другой, естественно, искаженным за счет контактов с южными народностями. Разделение на две ветви явилось первопричиной разного характера языков, культуры хозяйствования, мировосприятия и общественного сознания народов индоевропейской расы.

В период климатических катаклизмов часть населения первой ветви достигает Балкан (там расцветает протоевропейская культура, появляется буквенная письменность), Малой Азии и Восточного Средиземноморья, где воспринимает основы первоначальных земледелия и скотоводства. Протоевропейский характер языка, оседлый образ жизни, освоение земледелия и придомного скотоводства позволяет называть это население протославянским. Привлекательность долин и побережий Западной Европы для производительного хозяйствования с земледельческим уклоном способствует ряду обратных миграций протославян, как и других популяций, в Европу и интенсивному распространению производительного типа хозяйствования в начале неолита. Культура первоначальной западной ветви протоиндоевропейцев преобладает в значительной части Средиземноморья и Малой Азии на протяжении порядка 6 тысяч лет, вплоть до массового прибытия с востока праиндоевропейских племен второй ветви в 4-2 тысячелетии до н.э.

Племена, обретшие в ходе длительных миграций наибольший социальный опыт - греки, римляне, англо-саксы - последовательно становятся ведущими на западно-европейском пространстве, подчиняя коренное население и устанавливая цивилизационные порядки. Возникают государства, провоцируются войны, меняются культура и традиции, мертвеют языки.

Таким образом, широкие евразийские просторы, сочетающие обширные лесные и степные пространства привели к возникновению двух ветвей расы – сохраняющего, правополушарного женского характера (леса и лесостепи) и активного левополушарного, мужского (степи), заложив, таким образом, в будущем перспективу соединения лучших достижений каждой из них и выхода человека на духовный уровень развития.

Литература

1. Котова Г.Г. Этрусские тексты. Новое прочтение. - М.: изд. центр РГГУ, 2010. - 229 с.

2. Котова Г.Г. Буквенная письменность в седьмом-втором тысячелетиях до н.э.на Балканах. Дешифровка надписей Винчанской культуры, культуры Тиса, Боян, Старчево-Криш и Лепенского Вира // Культура. Наука. Интеграция. - Ростов н/Д. 2016.-№1-(33) - с.76-100.-№4(36).- с.107-126.. К.Г.Г.

3.КотоваГ.Г.Финикийские тексты//Докирилловская славянская письменность и дохристианская славянская культура: материалы Пятого международного конгресса (15 - 17 мая 2012 г.). - СПб., 2013. - с. 32 - 61. - с. 150 - 162..

4.Коренная А.Б. История индоевропейцев по последним данным // Ноосферное образование в Евразийском пространстве: материалы пятой (окт.2015) и шестой (ноябрь2016г) Межд.научно-практических конференций - СПб.: Астерион, 2015 –С.394-405; 2016– С.488-493. Обзор истории формирования индоевропейской расы (по данным последних лет). //Фундаментальные проблемы естествознания и техники: материалы Конгрессов (июль 2014,2016 ).- СПб.: МКУ, Т. 36-2 - С.161-164; Т. 37-1–С.290-298. (Порядок доступа: http://www.scicom.ru/files/ Congress_2016/ materials/27.07.2016/korennaja-ab-obzor-istorii. (дата обращения 21. 10. 2017)..

5. Коренная А.Б. Реконструкция истории формирования русской равнины // География: развитие науки и образования: материалы Межд. научно-практической Конференции (апр.2017г.) - СПб.: РГПУ им. Герцена. Ч.2 С.297-302. Индоевропейское историческое древо и его русская ветвь // Дельфис, 2017, № 2 - С. 81-84.

6.Маркина Н. О генетической истории Европы Ледникового периода //генофонд.рф›? page_id=8288(дата обращения 21. 10. 2017)..

7.Аникович М.В Повседневная жизнь охотников на мамонтов.- М.:Молодая гвардия, 2004,349 с..

8. Уэллс С. Генетическая одиссея. - М.: Альпина нон-фикшн; 2013.-292с.

9. Балановская Е.В., Балановский О.П. Русский генофонд на русской равнине.- М.: Луч, 2007.- 424с.

10. Балановская Е.В., Пежемский Д.В., Романов А.Г., Баранова Е.Е., Ромашкина М.В., Агждонян А.Т., Балаганский А.Г., Евсеева Е.Е.,Виллемс Р., Балановский О.П. Генофонд Русского Севера: славяне? финны? палеоевропейцы? //М.: Вестник Московского университета- 2011, Серия 23: Антропология №3.с.27-58.

11. Балановский О.П. Генофонд Европы. М.: КМК, 2015.-356с.

12.Сафронов В.А, .Николаева Н.А. Карпато-Полесская прародина евразийцев. Обособление западных евразийцев (ранних праиндоевропейцев) и их миграция в Анатолию (10-9 тыс. до н.э.)//. http://slavya.ru/trad/history/genezis/safronov/pra_rodina.htm (дата обращения 24. 10. 2017).

13.Р.Пешич. Винчанское письмо. - Краснодар, Деткофф, 2010.-155с.

14.Веда славян. Под.ред.В.Г. Барсукова.- М.:Амрита, 2011.- 240с.

15.Тен В.В. Происхождение языка.- СПб.: Изд-во: Кирьянов 2010.-303с. Народы и расы. Происхождение. СПб.: Инсайт, 2013.-448с.

16. Драгункин А. 5 сенсаций. - СПб.: Андра, 2003. - 400 с.

17. Алексеева Т.И. «Восточные славяне. Антропогенез и этническая история русского народа».- М.: Научный мир, 2002.- 342с.

18.Жилин М.Г. Костяная индустрия мезолита лесной зоны Восточной Европы.- М.:УРСС, 2001.-328с. http://mizhilin.narod.ru/Mes_Bone_Indust_01.html (дата обращения 21. 10. 2017).

19.С.Н.Лисицын С.Н., Д.В.Герасимов Д.В. Окружающая среда и человек в раннем голоцене юго-восточной Фенноскандии //Путь на север. Окружающая среда и самые ранние обитатели Арктики и Субарктики (материалы Межд. конференции).-М.,2008. – с134-151..http://www.archeo.ru/struktura-1/otdel-arheologii-paleolita/pdf/Lisitsin_Gerasimov-2008.pdf (дата обращения 21. 10. 2017).

20. Напольских В.В. Очерки по этнической истории.- Казань, 2009.-392с.

21.Жарникова С.В. Золотая нить.- Вологда, 2003.-221с..

22. Клесов А.А., Пензев К.А. Арийские народы на просторах Евразии. - М., 2015. -352с.

23. Грот Л.П. Прерванная история руссов.- М.:Вече, 2013. -184с.

Зеркало.com

© 2003-2018 Международный Клуб Учёных
E-mail: info@yperboreia.org